«Золотая маска в Латвии»: итоги. Людмила МЕТЕЛЬСКАЯ

2015, Вести Сегодня
 
Две афиши отечественной «Маски» — 2006 и 2015 года — заключили в свои скобки счастливую зрительскую историю: благодаря фестивалю мы увидели тех, о ком прежде только слышали. В этом году легендарная Лаборатория Дмитрия Крымова приехала к нам впервые.
 
Александр Островский назвал свою «Позднюю любовь» сценами из захолустья, но быть нудной, тягучей и «протирать глаза спросонков» она не обязана никому. Год назад Дмитрий Анатольевич взялся поставить спектакль по уже существующей пьесе впервые — стал разбираться с текстом и «проговаривать» по–своему, чтобы все было по–честному: не Островский, а только О–й. Какие–то строки спроецировал на стены (хотите — читайте сами), в какие–то вгляделся с неожиданным интересом и лихо подобрал к старому ларчику ключ. Молодые люди «чинят» магнитофон — наскоро прокручивают взрослые назидательные речи, выдергивают из нее куски, вынимают пленку и возвращают папаше: «Ничего я не взял у вас». В пьесе речь о документе, который никто не воровал. В спектакле — об отцах и детях, об усталом прошлом и дурашливом настоящем, об отношении к чужому слову, уважать которое нужно уметь.
 
Заявленный в программке как коллективное сочинение, «Сэр Вантес. Донкий Хот» появился в Лаборатории Дмитрия Крымова в 2005–м, через год после ее основания. В 2007 году был номинирован на премию «Золотая маска» как лучший спектакль–новация. А новация заключалась в том, что тогдашние крымовские студенты–сценографы играть–говорить не очень умели и образовали, по сути, безмолвный незатратный театр, в котором оживляли картинки собственного сочинения.
 
О герое Сервантеса нам рассказывают, лишь намекая на характер и основные события. Кихот получается не столько донкий, сколько высокий, потому что сдвоенный: один актер взбирается на плечи другому — так и ходят, надев общее пальто. Ломкий Хот то и дело распадается на части, никак не может справиться с очками — руками «нижнего» Хота к ним не дотянуться, а когда у «верхнего» лопается терпение, у необычной конструкции вырастает третья рука. Конструкция приплясывает пошатываясь, ведет в танце Дульсинею, которая перемещается, встав на колени. Но в пигмеях ее никто не числит: приходит рослый санитар, берет за ручку, и ты смотришь, как он уводит в больной мир маленькую девочку, едва научившуюся стоять на ногах.
 
В крымовском театре в чудную картинку складываются самые разные пазлы: и Сэр, и Вантес, и Донкий, и Хот — это действительно «Дон Кихот» Сервантеса. Вновь прочтенный и явивший нам иные смыслы.
 
КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ
 
В 2004 году сценограф Дмитрий Крымов, сын режиссера Анатолия Эфроса и театрального критика Натальи Крымовой, поставил для первокурсников сценографического факультета ГИТИСа спектакль «Недосказки». Работу посмотрел великий Анатолий Васильев и пригласил ребят в состав своей «Школы драматического искусства» Театра Европы. Так студенты–художники попали в закрытый и абсолютно элитарный профессиональный клуб.
 
Людмила МЕТЕЛЬСКАЯ, Вести Сегодня, 27.10.2015

Спектакли

Сэр Вантес. Донкий хот 2005, Школа Драматического Искусства
О-й. Поздняя любовь 2014, Школа Драматического Искусства

История

Режиссер Крымов представит спектакль "Русский блюз. Поход за грибами"
Театр уехал, но остался. «ART Forte» отметит юбилей интересными проектами. Наталия Морозова

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO