Тотальная инсталляция: выставка «Камень. Ножницы. Бумага» в Новом Манеже. Евгения Гершкович

2013, РБК

Фото: Новый Манеж

В Новом Манеже в Москве открылась выставка «Камень. Ножницы. Бумага» — совмест­ный проект Лаборатории Дмитрия Крымова и Государст­венного центрального театрального музея им. Бахрушина.
 
«Камень. Ножницы. Бумага» — первая выставка цикла «Попытка музея», задуманного арт-директором Манежа Мариной Лошак. Первоначальная концепция состояла в кураторском содружестве директора музея (в данном случае это Дмитрий Родионов) и художника, получающего доступ к фондам и создающего некую собственную интерпретацию музея. Но, по признанию Марины Лошак, вышло все куда интересней и цель оживить музей достигнута.
 
Территорию Нового Манежа пронзила ось, бесконечно длинный стол — деревянный верстак с выдвижными ящичками. Ученицы режиссера и художника Дмитрия Крымова, ныне востребованные сценографы Мария Трегубова и Вера Мартынова, создали серию инсталляций, посвященных всем шестнадцати спектаклям, выпущенным Лабораторией с 2004 года. Крымов называет это образом мастерской, сгущенным и сжатым до знака, до скульптуры, это, признается он, «наш немного эстетизированный бардак».
 
Зритель, допущенный в самую атмосферу только что оставленной работы, рассматривает тысячи соединенных вместе ненужных и нужных предметов. Тут нет привычных макетов в ящичках, по стенам не висят парадные портреты заслуженных артистов. Зато в повалившемся дубе поют птицы, на дне миниатюрных чашек идет трансляция спектакля «Демон. Вид сверху», куклы (мотив из спектакля «Катя, Соня, Поля» по Бунину) хлопают глазами, балансирует сложенный из чашек жираф («Смерть жирафа»), буквально оцепенели в полете чайные брызги — вот-вот они расплещутся по кружевной скатерти («Горки 10»).
 
Постановка «Сны Катерины» представлена гигантской панорамой приволжских городов и деревень с полями, церквями, коровами. Все завершает механизм с грозовыми разрядами, напоминающий о том, что спектакль поставлен по пьесе Островского «Гроза». Спектакль-шествие «Тарарабумбия» проиллюстрирован конвейером, по которому непрерывно движутся стаканы в подстаканниках, банки, ракушки, кремлевские башни, игрушечные танки, солдатики с портретами Чехова. Тут же на столе, под стеклом, — подлинные вещи писателя, шляпа, перо, пенсне.
 
Крымовские фантасмагории дополнены и другими экспонатами из фондов Театрального музея им. Бахрушина. Например, стол, принадлежащий самому Станиславскому, вещи из архива Карла Вальца, декоратора и машиниста Большого театра, чародея императорской сцены XIX века, который создавал спецэффекты, наводнения, землетрясения. Кстати, все разрешено трогать. Первыми этой возможностью насладились дети, посетившие вернисаж, причем приглашенные без родителей. Такой способ разговора со зрителем в форме открытого доступа, да еще в рамках выставочного пространства, как для современного театра, так и для театрального музея — новый, дающий множество поводов к размышлению.
 
Евгения Гершкович, РБК, 06.06.2013

Лица

История

Крымов и все-все-все вдребезги. Елена Дьякова
Living in Dmitry Krymov's World. John Freedman

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO