Тургенев. Версия Крымова. Анна ЧЕПУРНОВА

2018, Международный институт театра

«Муму» Дмитрия Крымова в Театре Наций – это не постановка классики, а своеобразный разговор о ней. Причем не только о «Муму», но и о «Записках охотника». А также о природе театра, любви и об абсурде окружающего мира. Столь широкий круг тем режиссер, являющийся еще и автором текста пьесы, без натуги умещает в одноактном спектакле. 

Спектакль начинается с появления на сцене Алексея Верткова. Он – актер, играющий Охотника – альтер-эго самого Тургенева. И дядя беспокойной школьницы Маши, приведенной в театр для исполнения эпизодической роли. На сцене он буквально разрывается между репетицией и неуемной девочкой, ежесекундно требующей к себе внимания. И заставляющей отвечать на «неудобные» вопросы, вроде: «Леш, а это театр каких наций, всех? А чукчи здесь работают? А Евгений Миронов какой нации?».
 
Взрослому очень трудно сыграть ребенка, особенно в недетском спектакле. Но Мария Смольникова органична в роли чуть картавящей девочки в брекетах. Ее Маша в красном платье с толстенькими ножками столь же мила, сколь несносна. Она норовит потрогать (а часто и испортить) буквально все, что видит на сцене. Безумно ревнует своего дядю к актрисе, играющей Полину Виардо (Елизавета Юрьева). При этом Маша – из числа тех детей, про которых Достоевский писал, что если дать им карту звездного неба, они вернут ее исправленной. Так, например, актера она учит, как лучше играть Тургенева – нужно прицепить за уши пластиковый пакет, и получится борода! Но дядя столь полон любви и терпения к девочке, что к нему сразу же начинаешь испытывать симпатию. 
 
Когда герой Верткова не произносит слова Охотника, то рассказывает о постановке Тургенева, и видно, что он одержим ею. Артист раскрывает секреты театральной кухни, доверительно сообщая, что вот, бутафорские разноцветные облачка должны были перемещаться с разной скоростью, но не получилось. А показывать в театре в наше время костер, когда все так пекутся о противопожарной безопасности, безнадежное дело. Но прямо за этими словами следует потрясающе красивая сцена со звездным небом и ночным костром, перед которым греются лошадь и ребенок, напоминающая о рассказе «Бежин луг».
 
Еще один человек, который практически не уходит со сцены, но никак не затмевает Охотника, это помощник режиссера, Инна (Инна Сухорецкая) – женщина неопределенных лет и невзрачной внешности. Этакая серая мышь, но при этом горящая любовью к театру. Она беспрекословно выполняет все поручения актера, и почти всегда находится на втором плане. Лишь один раз она выступит перед зрителями с длинным (и очень проникновенным!) монологом о важной роли и тяжелой доле помощника режиссера, цитируя при этом Станиславского. 
 
Изредка на сцене появляется актриса пани Гржибовская. Бодрую даму пенсионного возраста в спортивном костюме блестяще играет молодая актриса Алина Ходжеванова. В соседнем зале пани репетирует пьесу о трансвеститах – «десять принципиально тихих сцен». К сожалению, они никак не согласуются с шумом, производимым беспокойной Машей. Наивный ребенок, так же, как и тургеневская Муму, вертится в самом неподходящем месте и в неподходящее время. И тоже поплатится за это. Монтировщик Гера (Константин Муханов), глухонемой дурачок, с которым девочка подружилась в театре, неправильно поняв старую пани Гржибовскую, без раздумий скинет Машу в сценический люк. Ребенок погибнет.
 
Такой финал не кажется неожиданным, и не только благодаря названию спектакля. К нему готовили зрителей, и когда показывали процессию огромных кукольных плакальщиков, идущих за гробом. «Почву» трагическому финалу подготавливало и воспоминание пани Гржибовской о падении самолета с ее соотечественниками, среди которых был Лех Качиньский. Капля абсурда тихо булькала в спектакле, и когда Маша зачитывала дяде газетные новости, в которых родители издевались над детьми, а по кольцевой ветке московского метро пустили тематический поезд «Россия, устремленная в будущее».
 
Но настоящий триумф абсурда наступил в финале спектакля, когда на экране стали транслировать выступление школьницы (кажущейся ровесницей сценической Маши), исполняющей песню «Зачем Герасим утопил Муму» в сопровождении хора МВД. Бурная веселость слушающих ее зрителей в телестудии неприятно поражала. А герой Алексея Верткова, надев на уши пакет, как ему советовала племянница, с чемоданом и под руку с Полиной Виардо тихо покидал сцену, на которой так бойко распоряжался в начале спектакля, и где все было ему так дорого.
 
Анна ЧЕПУРНОВА, Международный институт театра, 17.04.2018

Фото, Видео, Аудио

Фотогалерея

Спектакли

Му-Му 2018, Театр Наций

Лица

История

ЗАЧЕМ ГЕРАСИМ УТОПИЛ МУ-МУ? АНАСТАСИЯ ПАУКЕР
Песня о Муму. Светлана Наборщикова

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO