Тени забитых предков. Алла Шендерова

2008

«Opus № 7» в двух частях Дмитрия Крымова

Фестиваль «Территория», проходящий при поддержке администрации президента России, банка «Русский стандарт» и компании MasterCard, представил свой проект, выпущенный совместно со «Школой драматического искусства»,— спектакль «Opus № 7» в двух частях: 1. «Родословная» 2. «Шостакович» Дмитрия Крымова. На премьере побывала АЛЛА ШЕНДЕРОВА.
 
«Opus N 7» — седьмой спектакль, выпущенный Дмитрием Крымовым в театре Анатолия Васильева, приютившем несколько лет назад его и его тогдашних студентов. Теперь студенты уже получили дипломы, двое из них выступили в «Опусе» соавторами учителя: «Родословную» оформила Вера Мартынова, «Шостаковича» — Мария Трегубова. Актеры «Опуса» — шестеро постоянных участников крымовских спектаклей и примкнувший к ним джазовый трубач Аркадий Кириченко. Жанр всех постановок господина Крымова — трагический комикс. Есть у них и сквозная тема: художник и общество, я и они, поэт и чернь. 
 
В «Родословной» тема трансформируется в «мы и они». Мы — пестрая компашка комедиантов, в жизнь которых внезапно врываются они — тени забытых предков, евреи, от которых не осталось ничего, кроме диковато звучащих имен («Рувим, Симеон, Нодав, Елеазар»,— распевают актеры на джазовый манер) и пронзительных фотографий. Странный намеренно обрывочный текст Льва Рубинштейна то и дело прерывают попискивания, позвякивания и всхлипы. Партитура написана Александром Бакши так, что голоса ушедших врываются в сегодняшнюю жизнь столь же неожиданно, как оживающие старые пальто, пустые рукава которых принимаются хватать актеров за руки. Чей-то фрак даже извлекает из своих недр небольшую трубу и отдает Аркадию Кириченко — уж больно хорошо тот импровизирует джаз. 
 
«Родословная» полна замечательных фокусов. От лиц и согбенных фигур со старинных фото, спроецированных на картонную стену, трудно оторваться. Тем неожиданнее исход — подняв руки под звуки выстрелов, евреи исчезают, оставляя снимки пустыми. И все же несмотря на тщательную (но тщетную) попытку избежать сантиментов, в нашу всеобщую родословную «Opus № 7» превращается лишь во второй части, где исковерканная режимом судьба Шостаковича становится прообразом судеб тысяч заложников режима. 
 
Здесь четырехметровая Родина-мать, ведомая чуткими кукловодами из НКВД, пестует на огромной груди очкастого заморыша. Высвободившись из ее душных объятий, он превращается в шустрого кузнечика, норовящего вскарабкаться на картонный рояль. Надев фрак и очки-велосипед, рыжеволосая Анна Синякина становится похожа не столько на самого композитора, сколько на диковинное насекомое: под бдящим оком Родины оно замирает, а после, почуяв свободу, движется в ритме неистовой тарантеллы. 
 
Под звуки вальса кружатся актеры с портретами Мейерхольда, Бабеля, Тухачевского, Маяковского, чтобы сойтись вокруг Шостаковича. В это групповое фото палит из картонного пистолетика расшалившаяся Родина-мать, приняв своих лучших детей за мишени в тире. Ухлопав всех, пускается за уцелевшим Шостаковичем. Ужас и оторопь, с которым Анна Синякина пытается укрыться от этих выстрелов — задыхаясь, падая, катаясь на спине и ползая на карачках, красноречивее любых рассуждений о том, можно ли было сохранить достоинство перед лицом сталинской системы. 
 
В 1941-м Анна Ахматова, такая же «недостреленная», как и Шостакович (в спектакле все объясняется просто — у Родины кончились патроны), страстная поклонница Седьмой симфонии, вывезла ее экземпляр из осажденного Ленинграда. В спектакле тема нашествия из Седьмой становится лейтмотивом и для палачей, и для жертв: под ее звуки власть, как бабочку на булавку, насаживает Шостаковича на орден Ленина. Под ее же звуки композитор — мертвая кукла с гримасой официозной улыбки — медленно оживает и, мучительно корчась, исполняет цирковой трюк — карабкается на страшную высоту, чтобы вырвать шнур радиоточки, транслирующей звуки Седьмой вперемежку с покаянными речами ее автора. И тут становится ясно, почему симфонию, посвященную памяти жертв фашизма, Шостакович в поздних письмах именовал своим автопортретом.
 
Алла Шендерова, газета "Коммерсант", 07.10.2008

Спектакли

Opus №7 2008, Школа драматического искусства

История

Реквием по пушечной говядине. Валерия Новодворская
Бодался рояль с дубом. Глеб Ситковский

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO