Прощальная вечеринка. Александра Машукова, 03.05.2006

2006, газета «Ведомости»

Прощальная вечеринка


Дмитрий Крымов и его актеры выступили в защиту Анатолия Васильева
 
В студии на Поварской, фактически уже не принадлежащей “Школе драматического искусства” Анатолия Васильева, сыграли последнюю премьеру. Дмитрий Крымов назвал спектакль, поставленный по мотивам пьес Чехова, “Торги”. Продают вишневый сад: его площадь — 3124 кв. м, а находится он по адресу: Поварская, 20.
 
Больше года назад художник Дмитрий Крымов, его студенты-сценографы и актеры, с ним работающие, нашли пристанище в студии на Поварской. Именно здесь и были сыграны эти ни на что не похожие постановки, в которых главными стали не слова, а линия, цвет, пластический образ: жутковатые “Недосказки”, пронзительные “Три сестры” (они же — “Король Лир”), изысканно красивый “Донкий Хот”. Новый спектакль “Торги” — о том, что дом отбирают.
 
В пустом зале несколько молодых людей (три девушки и двое юношей) строят из песка здание с множеством окон. Украшают его сушками, водружают табличку “Поварская, 20”. Топография окрестностей в целом узнается: неподалеку уже есть такая же песчаная церковь, а еще сталинская высотка, Кремль и бульвар с деревьями из прутьев веника. Откуда-то из-за дома достают кукол — трех длинноруких сестер, чайку с огромными крыльями. Разговаривают актеры репликами из чеховских пьес, из которых составлен совершенно безумный микс: каждый из них то Тузенбах, то дядя Ваня, то Раневская, а то Шарлотта. А в какой-то момент — и герои комедии дель арте: ведь, по мысли режиссера, чеховские персонажи вполне укладываются в маски-типажи.
 
“Торги” — это одновременно и спектакль, и акция протеста. Временами он смахивает еще и на студенческий капустник: иногда мешанина из чеховских фраз звучит совершенно по-школярски. Но эта недовыстроенность, похоже, сделана специально: у Крымова бывали и более крепко сбитые постановки. Просто здесь особая ситуация — прощальная вечеринка. А именно эта смазанность лучше всего передает состояние потерянности, сидения на чемоданах в доме, из которого уже вывезли мебель, на полу валяется мусор и гуляют сквозняки. В этой сбивчивости слышна скороговорка ухода, невнятица расставания — что ни скажешь, все невпопад.
 
А потому и главный герой “Торгов” — вовсе не кто-то из персонажей (хотя все актеры на месте и хороши), а сам зал. Большая комната с белыми стенами, с затейливо украшенным потолком и окнами, занавешенными плотными шторами. Крымов будто режиссер, которому важно выгодно подать любимую актрису, дает нам почувствовать эту комнату, увидеть ее разной. Вот такая она, когда гасят свет. А такая — когда зажигают свечи. А так в ней звучит пение. Смех. И плач. А теперь представьте, какой она станет, когда из нее все уйдут.
 
Но пока еще не ушли, пока танцуют, спорят, ищут пути спасения. “По-оперному” выпевают какие-то совершенно незначительные фразы. Сначала не ясно, почему именно их: ну чего, ей-богу, твердить про конфеты, которые съел Соленый, про то, как принимали в Харькове, или вот еще фразочка: “А у меня уже прошло два года, как запоя не было”. Потом понимаешь: в памяти вечно застревает какая-то ерунда — взгляды, словечки — и они-то по-настоящему и мучают. Пение переходит в плач, в отчаянную мольбу (“Анатолий Александрович, заберите нас с собой в Париж!”) и даже в лихой регтайм. Стенай — не стенай, юность берет свое. В молодости ведь никогда по-настоящему не верится, что прощание навек.
 
Александра Машукова, газета «Ведомости», 03.05.2006

Спектакли

Торги 2006, Школа Драматического Искусства
Выносите мебель! Алла Шендерова, 02.05.2006
Слов нет, или Москва-на-песке. Елена Дьякова, 11.05.2006

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO