Ларчик просто отфутболили. Марина Райкина

2017, Московский комсомолец

В спектакле Крымова нет агрессии

Премьерному спектаклю Дмитрия Крымова «Безприданница» не хватает междометия «ой!». Как в его предыдущей работе «Ой, поздняя любовь». Именно оно как нельзя лучше передает неожиданность решения спектакля режиссером: драматические события пьесы Александра Островского (которая в 1878 году провалилась на премьерах и в Москве, и в Питере) разворачиваются во время футбольного матча.
 
Футбол бесцеремонно и яростно врывается в жизнь волжского городка огромным экранным изображением и заканчивается на вполне себе патриотическом подъеме: Россия вышла в финал чемпионата Европы, потный Аршавин бежит на фоне трибун. А в это время Лариса Огудалова валяется в сторонке от экранной победы с простреленным животом, истекая бутафорской кровью.
 
«А Ларчик просто открывался», — скажет не без печали о себе же героиня (Мария Смольникова) задолго до известного убийственного финала своему долговязому, точно на журавлиных ногах, жениху Карандышеву (Максим Маминов). Лариса Дмитриевна — Лариса — Ларчик.
 
«Безприданница» у Крымова пишется через «з», как это изначально в XIX веке было у Островского. Но это не обещает аутентичности в постановке века XXI. Крымов — веселый обманщик, насмешник, в стебе которого отыщется много чего — видео, цирковых трюков, клоунады, гротеска. Нет только главной приметы нашего времени — агрессии, энергичной и самоуверенной.
 
Напротив, в его версии все как-то нелепо, неустроенно, невпопад и пребывает в сценическом хаосе, который на самом деле продуман до мелочей. Нелепы богатые вроде Мокия Парменыча Кнурова (Константин Муханов) — он ходит, заваливаясь назад. У сердцееда Паратова (Евгений Старцев) усики, как бывает у карточных шулеров, отклеились. Мать Ларисы Харита Игнатьевна (Сергей Мелконян) отрывается в шлягере «I will survive», а ее дочь поет только под фонограмму. Герои ходят по экрану — набережная Волги — и тут же материализуются живехонькие, чтобы погубить свою и чужую жизнь при помощи текста классика и импровизаций с ним.
 
Весь этот странный набор, который, кажется, имеет весьма условное отношение к Островскому (особенно футбол), удивительным образом гармонизирован и сведен к существу произведения. Вдруг обрывается одежда, густо развешанная на крючках по стене, — символ оборвавшейся жизни. Режиссерские смыслы вырастают из пьесы Островского как послесловие к известному, пережитому, неоднократно перепетому на экране и сцене сюжету. Как авторский комментарий с уморительным дуракавалянием, которое оборвется вдруг мощной трагической нотой; и сомнений в ее болезненной подлинности не возникнет ни на минуту. Оборвется жизнь, как одежда, густо развешанная по стене, — ой! Бесприданница: вот она была — и нет ее. Победный свисток, зафиксировавший победу российской сборной на международной арене… А женщина лежит с простреленным животом, истекая кровью.
 
Марина Райкина "Московский комсомолец" №27502 от 22 сентября 2017

Фото, Видео, Аудио

Фотогалерея

Спектакли

Безприданница 2017, Театр "Школа драматического искусства"

Лица

История

ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ПОЕТ. ОЛЬГА ЕГОШИНА
Едят друг друга заживо, но равнодушно. Ольга Галахова

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO