Оставленное чаепитие. Александра Машукова

2013, Ведомости

О выставке в Новом Манеже и «детсадовском» стиле общения рассказывает режиссер и художник Дмитрий Крымов

Лаборатория Дмитрия Крымова на этом Чеховском фестивале показывает не только спектакль «Как вам это понравится» по «Сну в летнюю ночь», но и выставку. Проект «Камень. Ножницы. Бумага» в Новом Манеже — это своего рода отчет о работе за десять лет, хотя формально юбилей Лаборатории в следующем году. Именно в 2004-м студенты-сценографы курса Крымова в РАТИ сыграли свой первый спектакль — «Недосказки», где из всяких веревок и оберточной бумаги на глазах у зрителей возникали персонажи русских сказок. Теперь спектаклей 16 — и каждому из них на выставке будет посвящена своя инсталляция. Накануне вернисажа обозреватель «Пятницы» встретилась с Дмитрием Крымовым.
 
— У вашего театра уже есть некоторый выставочный опыт: в 2007-м на Пражской квадриеннале, знаменитой выставке сценографии, вы делали русский павильон и получили за него Гран-при.
 
— Ну да, там как-то пронесло… Хотя там была совсем другая задача — представить образ России за рубежом. А здесь мы решили сделать выставку о самих себе. О том, как мы сочиняем: как сидим за столом, пьем чай, само это художественное варево. Мне это дороже всего — компания, а не конечный продукт.
 
— Неужели будете сидеть на выставке со своими студентами и актерами и изображать «процесс»?
 
— Нет, мы как будто только что ушли. Зрители приходят в тот момент, когда хозяев нет дома. А их пригласили, и они стараются понять, кто же здесь живет. Какие книжки читают хозяева дома, какие вещи тут лежат. Вот инструменты — значит, они плотники? А тут еще и краски, и кисти — наверное, художники? Примерно такой ход мысли может возникнуть у зрителей, потому что словами объясняться ничего не будет.
 
— А почему в первые два дня работы выставки вы зовете только детей, без взрослых? У вас же совершенно не дет­ский театр.
 
— Да, но я очень рад, когда на спектакли приходят дети. И я часто говорю: можно, можно к нам с детьми! Они нам никогда не мешают. И тут я впервые хочу позвать всех своих соратников, чтобы они поговорили с детьми. Не с самыми маленькими — лет с десяти. А родители будут ждать за дверьми — как они ждут, когда приводят ребенка в кружок. Дети смогут потрогать экспонаты. Но это не будет мастер-класс, где все выпиливают лобзиком. Просто разговор о театре.
 
— У режиссеров обычно диктаторский стиль общения — а вы свой называете «детсадовским». Что, действительно режиссер может не быть авторитарным?
 
— Нет, конечно не может! (Смеется.) И в детском саду есть руководитель, иначе это не детсад, а стая беспризорников. Я пытаюсь совместить в себе ребенка и руководителя. Хочу играть вместе со студентами, актерами, но будто поделен на две части. И мои ученицы, художницы Вера Мартынова и Мария Трегубова, они тоже авторы выставки — находятся в этом положении. Они как играющие тренеры.
 
— В инсталляциях на выставке будет реквизит из постановок?
 
— По-разному. Например, спектакль «Демон. Вид сверху» (лауреат премии «Золотая маска» 2008 года. — «Пятница») мы придумали вот за этим столом. И для выставки решили сделать такое оставленное чаепитие. Стол, на нем чашки, сухари, конфеты. Из чашек идет пар. Но если ты заглянешь в чашки, то там ты увидишь спектакль. На дне будет видео со сценами из «Демона», интервью участников. Или вот спектакль «Три сестры» (по «Королю Лиру») — если помните, там была сцена купания трех прелестных девочек: Корделии, Гонерильи и Реганы. И на выставке мы поставим три большие чугунные ванны, заполненные фотографиями девочек. То ли они купаются, то ли утонули, то ли эти снимки проявляются в ванне как в фотолаборатории. Рядом стульчики с детскими вещами. Как бы девочки купаются — но это уже и не девочки. Утонуло прошлое.
 
— Прочла в соцсетях, что вам на днях устроили стоячую овацию в Варшаве за спектакль «Горки-10», где фигурируют Ленин, Дзержинский. Какие еще спектакли Лаборатории имеют успех за границей?
 
— Значит, мне не показалось. Я увидел со сцены, что зал вроде бы встал, но не стал потом выяснять. Часто приглашают «Опус № 7», потому что там про Шостаковича, про евреев, такие интернациональные вещи, и без слов. «Как вам это понравится» по «Сну в летнюю ночь» получил премию Эдинбургского фестиваля и тоже много ездит. А, например, спектакль «Катя, Соня, Поля…» по Бунину мы никуда не возили — только сейчас поедем в Грузию. Но «неездящие» спектакли мне не менее дороги, чем «ездящие».
 
— У Лаборатории нет своего помещения, а вам бы хотелось?
 
— Я примерно представляю, в каком театре я бы мечтал работать, но его сейчас нет. Помещение «Школы драматического искусства» очень хорошее, и мы живем там все эти годы с большим удовольствием и пиететом, но оно не наше. Если представить следующую ступень нашего развития, то мне представляется театр-лаборатория. Как говорил мне когда-то Анатолий Васильев: «У тебя грязный театр, а у меня чистый». «Грязный» не в смысле грязи, а в смысле художественного мусора. Это пространство, полное художественного мусора, мы и создаем сейчас на выставке.
 
1-2 июня, вход только для детей; 4 июня — 7 июля, Георгиевский пер., 3/3, moscowmanege.ru
 
Александра Машукова. ВЕДОМОСТИ 31.05.2013, 17 (349)

Лица

История

Режиссер Дмитрий Крымов: «Молодым художникам нужно давать гранты». Алла Панасенко
Дмитрий Крымов: «Я родился, потому что закончилось “дело врачей”». Ирина Мак

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO