«Мне страшно потерять себя». Актриса Мария Смольникова. Светлана Полякова

2016, Новые Известия
Актриса Мария Смольникова

В субботу состоялось вручение российской национальной театральной премии «Золотая маска». Лауреатом премии в номинации «Лучшая актриса» стала Мария Смольникова за роль Людмилы в спектакле Дмитрия Крымова «О-й. Поздняя любовь» в «Школе драматического искусства». Молодая актриса почти всегда изумляет публику острохарактерными ролями, преображаясь на сцене до неузнаваемости, создавая персонажей уморительно-смешных и невероятно трогательных. Корреспонденту «НИ» Мария СМОЛЬНИКОВА рассказала о своей работе в спектакле, получившем «Золотую маску» в номинации «Лучшая постановка малой формы», и о том, через какие тернии пришлось пройти на пути в театр.
 
– Мария, вы лауреат «Золотой маски», благодаря персонажу, образ которого вы создали, «украсив» положительную героиню широченными черными бровями, шириной с усы, и вывернув наизнанку намерения автора пьесы…
 
– Всегда интересно открыть что-то свое в произведении, много раз уже поставленном. У Островского написано, что моя героиня – ангел. Но ведь сколько бы ни говорили о человеке, что он ангел, в нем обязательно есть какие-то изъяны. Особенно если он сам о себе так думает – в этом и есть его изъян. Людмила цепляется за это «звание», потому что ей в жизни пришлось тяжело, а хочется чувствовать свою значимость. С этой своей правильностью она иногда бывает чересчур навязчива. Для меня этот образ очень конкретен, я встречала таких людей – «правильных», которые совершенно не приспособлены для жизни среди реальных людей, впадают в грех осуждения – так же и моя героиня. Поэтому у меня она – перевертыш ангела. Мне кажется, задача соединения психологического театра – театра переживания – с живописью наиболее интересно решена именно в спектакле по Островскому. Там есть очень точная художническая форма. И при этом там есть разбор, психологизм, к этим персонажам можно подключиться, сопереживать. Это не просто гротеск.
 
– Свою первую главную роль в Лаборатории Крымова вы сыграли, когда учились на третьем курсе, – в спектакле «Смерть жирафы». Блестящий старт! Вас и при поступлении сразу оценили?
 
– Я приезжала поступать трижды! В первый год поступала только к Женовачу – мои знакомые актеры посоветовали именно к нему, ученику Фоменко, потому что для них Фоменко был богом (я тогда понятия не имела, кто они такие, даже не знала, кто такой Станиславский). Дошла до конкурса, слетела, вернулась домой в Екатеринбург, пыталась поступить там, – и тоже не поступила. Год вела продленку в экспериментальной школе, где недавно училась сама (и играла в театральном кружке с самого первого класса). На следующий год поступала уже везде, включая петербургские институты, – и уже не поступила нигде! Вернулась в Екатеринбург – там тоже в театральный институт не взяли, но поступила в училище культуры. Полгода вставала в шесть утра и отправлялась в училище – два с половиной часа в одну сторону, с пересадками. А на Новый год поехала к тем самым знакомым актерам в Нижний Новгород, где они работали в ТЮЗе. И осталась работать вместе с ними. За полгода сыграла в двух детских спектаклях и даже во взрослом – Джульетту!
 
– Жизнь налаживалась – куда же вы уехали от такой востребованности?
 
– Закончился сезон, а мне очень хотелось учиться! И все те же друзья прочли в газете, что Евгений Каменькович и Дмитрий Крымов набирают экспериментальный актерско-сценографический курс. Я подумала, что это настолько прекрасно, что – нереально. Я ведь всегда любила рисовать, придумывать какие-то странные сюжеты. Даже выбирала, куда поступать – в архитектурный или театральный. Подготовилась, наделала побольше этюдов, даже слишком – на конкурсе меня безуспешно пытались остановить. Каменькович был в приемной комиссии, когда я поступала в первый раз к Женовачу, и я слышала краем уха, что ему я тогда понравилась. Мне кажется, что он меня запомнил и на этот раз принял.
 
– Один из ваших курсовых спектаклей стал репертуарным – «Вера и велосипед». Вы там преображаетесь до неузнаваемости безо всякого грима, просто по Михаилу Чехову!
 
– Я делала, наверное, больше всех на курсе, потому что поверить не могла в такое счастье – возможность учиться! Старалась взять все, что могла. Трудоспособность – это опыт. А опыт так много дает! Чем больше делаешь, тем больше продвигаешься. А Веру я создала по заданию педагога, по фотографии – посмотрела, какой у нее взгляд, попробовала косить, как она. Увидела, что у нее подбородок побольше, чем мой, – я выдвинула челюсть, подумала – как же можно говорить с таким подбородком? Попробовала говорить – получился легкий дефект речи – может, она так и разговаривала? Сделала прическу, как у нее. Просто попробовала надеть на себя ее тело, которое мне не свойственно. И пожить в этом теле. И тело подсказало характер девушки. Никакой гениальности – все по учебнику. Почти наблюдение. Но не за живым человеком, а за изображением.
 
– Закончили лучше всех?
 
– Нет, у меня не было красного диплома. Я вообще не очень умный человек по части традиционного образования. В школе у меня была даже одна тройка – по русскому. И читаю медленно, хотя буквы знала еще до школы. А математика была мне интересна. С логикой дело обстояло хорошо, но мне часто снижали оценку за то, что я могла поставить минус вместо плюса. Что-то типа дислексии. Когда закончила школу, очень боялась – как буду жить в этом мире? Я даже название улиц не могу запомнить! Память по-другому устроена – пока я лично эмоционально что-то не проживу, не запомню. Могу запомнить лицо, но не имя. Это – к вопросу о том, почему я с таким упорством поступала в актрисы: я просто понимала, что ничего другого делать не смогу.
 
– После окончания РАТИ вы остались в Мастерской Крымова. У вас был выбор?
 
– Других предложений не было. Наверное, была мечта играть в известном театре с большой сценой. Я ведь приехала из Свердловска, театр, в моем представлении, – это «Современник», или Вахтанговский, с известными актерами... Но, пока училась, поняла, что такое «большие» театры, какие там отношения. В начале 1-го курса мечтала попасть в Театр Фоменко, но, когда заканчивала, такого рвения уже не было. А атмосфера Мастерской Крымова мне нравится.
 
– Вы находитесь в орбите таких значительных личностей и художников, как Евгений Каменькович и Дмитрий Крымов. Насколько они определяют ваше мировоззрение?
 
– Мне страшно потерять себя – я иногда слишком начинаю прислушиваться к другим. Учусь слушать свое сердце и не бояться поступков, если даже мне кажется, что я поступаю не совсем правильно. Если игнорируешь подсказку сердца, потом за это приходится платить. Но если ты это осознаешь, то тогда появляется выбор.
 
– Вы помните, каким было первое признание вас как актрисы?
 
– 14 октября, кажется, первый семестр 1-го курса. Мы показывали – представьте! – Островского, «Позднюю любовь». И Евгений Каменькович сказал про меня: «Сегодня родилась актриса!»
 
Справка «НИ»
 
Мария СМОЛЬНИКОВА – актриса театра и кино. Родилась 17 декабря 1987 года в Екатеринбурге. Играла в Театре юного зрителя в родном городе, мечтая поступить в ГИТИС. Однако первые две попытки оказались безрезультатными, и только с третьего раза Мария была зачислена на экспериментальный курс под руководством Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова, который окончила в 2011 году. Работает в театре «Школа драматического искусства» под руководством Дмитрия Крымова, играет в спектаклях «Смерть Жирафа», «Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…», «Горки-10», «Русский блюз. Поход за грибами», «Opus № 7» и других. В кино прославилась благодаря участию в фильме Федора Бондарчука «Сталинград» (2013), а также своей главной роли в картине «Дочь» Натальи Назаровой – за эту работу она получила приз имени Натальи Гундаревой за лучшую женскую роль. Обладательница «Золотой маски»-2016 за лучшую женскую роль в спектакле «О-й. Поздняя любовь».
 
Заголовок: Актриса Мария Смольникова
Подзаг.: «Мне страшно потерять себя»
 
Фото: Анатолий Морковкин

Фото, Видео, Аудио

Фотогалерея

Спектакли

О-й. Поздняя любовь 2014, Школа Драматического Искусства

Лица

История

Константин Муханов. Анна Казарина
"Я горжусь тем, что я Маша с Уралмаша": интервью с актрисой из Екатеринбурга, которая получила "Золотую маску - 2016". Мария ВИННЕР

© 2015. «Лаборатория Дмитрия Крымова». Все права защищены.
Создание сайта — ICO